sart27: (Default)

Возвращаясь к сюжету одного стихотворения, - задала вопрос, беспокоила искусствоведов-френдов, а потом решила просто пойти в Эрмитаж, проверить свою догадку. Сфотографировать зал таким образом, чтобы обе картины поместились на снимок, не удалось - тут нужен широугольник, а не цифромыльница, поэтому даю картинки из интернета. Справа от двери - Мурильо "Сон Иакова" (она видна на фотографии);  слева, симметрично, такого же размера картина - "Исаак благословляет Иакова" . 

Все оказалось очень просто.


Сон Иакова

 

Две темы: возвращенья и ухода.

Две темные картины,

где глиняные движутся кувшины

вокруг источника, до сердцевины

расколотого. И одна свобода –

 

уйти и возвратиться.

И ангел над источником крыло

неловко поднял. Ангел, а не птица.

Не человек, но ангел отразится

в потоке темном тихо и светло.

 

Ты светел? о, скажи! ты светел? Две картины

 

зеркально симметричные друг другу.

Иаков спит, уйдя подобно плугу

до половины в почву. И по кругу

гончарному – движенье смертной глины,

 

вращение аморфной вязкой массы

под любящими пальцами Творца

творится в теле спящего. Гримаса

расколотой скалы. И ангел златовласый

над сладостным источником лица.

 

октябрь 1975

Картинка 7 из 7 

Эрмитаж. Зал фламандской школы. (239 зал). 

 


sart27: (Default)

Виноград

     Влюбленные заключены

в полупрозрачные шары огромных виноградин,

попарно в каждой ягоде… Всеяден

их жадный рот, и руки сплетены.

Но в городе вина всего пьянее сны –

сплетенье радужных кругов, перетеканье пятен.

 

      Сферические вечера.

В стеклярусных жилищах светотока

уснут любовники, обнявшись одиноко,

обвитые плющом от шеи до бедра…

Но в городе – во сне уснувшего Петра

змея впивается в расширенное око.

 

     Чем зрение не виноград?

Когда змеиное раздвоенное жало

внутри зеленых ягод задрожало,

когда вовнутрь себя вернулся взгляд –

он только и застыл, что город-вертоград

растоптанной любви, копыта и канала.

 

      Лишь остовы на островах!

Их ребра красные подобны спящим лозам,

их лица, увлажненные наркозом,

их ягоды блаженные в устах

раздавлены. Текут на мусорную землю.

Но светел шар небесного стекла,

и времени прозрачная змея

влюбленных облегла кольцом небытия.

                                                    март 1972



Картинка 9 из 64000 

Босх. Сад земных наслаждений


sart27: (Default)





                                           

                                 поэт напишет о поэте

художник представляет нам

себя в малиновом берете

распахнутого зеркалам

 

от легкости с какой он дышит

от грации с какой парит

я съежился я желт я выжат

я отдал кровь – а он царит

 

тону в любующемся взгляде

я это он я это свет

но резкий, падающий сзади

в затылок бьющий или вслед

 

в лучах его второй природы

я только тень я только вход

туда где зеркало у входа

где женщина смывая годы

 

ладонь по зеркалу ведет.

1984

 


Самые известные бархатные береты в живописи - на многочисленных автопортретах Рембранта. 
В новое время, спустя 250 лет, берет превратился в  униформу русских художников (их автопортретов в беретах не счесть),  видимо, после симметричных картин Сезанна и Моне. Знак принадлежности к вольной гильдии. 

   Рембрант. Автопортрет в вельветовом берете, 1634.
Картинка 12 из 161 

 

 

Клод Моне. Автопортрет в берете.
Картинка 10 из 161

Поль Сезанн. Автопортрет в берете.

Картинка 1 из 2
 
 

sart27: (Default)

 

   По советской стране
 

где в руинах расплющено солнце,
                                             как на акварелях Миро
где блаженствует Хаос и помнит о Брейгеле драка
и явление, скопище нищих у станций метро
не оставило от геометрии страха
ни линейки ни циркуля ни сапогом под ребро
симфонического размаха –

там найдется ли место глубокой, другой тишине?
слышен снег, изумлявший Овидия,
                                          ждут января мандарины
между рам, под газетною проседью, –
                                               и открываются мне
буколически-чистые, правильные картины
я читаю заглавье раздела: «ПО СВЕТСКОЙ СТРАНЕ»
чуть не плача над выпавшей буквой, родимой…

1992

... помнит о Брейгеле драка... 
Помнить надо в этом случае, разумеется, о сюжетах Брейгеля-младшего (не путая  двух художников; как и только "буковкой единой" различающиеся два слова), и только к концу стихотворения, через зимние образы чаять преображения их в хрестоматийные картины, исполненные гармонии, тишины и снега.



Брейгель-Младший. Драка крестьян за картами



Питер Брейгель старший (Мужицкий)
Картинка 1 из 7569 
sart27: (Default)



Французский сад

холодной чувственностью школы Фонтенбло

она блазнила нас настенная Венера

в геометрическое лето

но было зябко было стыдно и бело

когда заиндевелая фанера –

в окне мужского школьного клозета

в окне где вышибли стекло –

 

покрылась пальмами, и в тропиках пунктирных

бродили буквы голые - для нас

там стал Эдем - большая перемена

цвела как сад французский на картинах

пока анатомический атлас

преображая опостылевшие стены

сверкая блестками не стаивал не гас


Дикие послевоенные подростки. Экскурсии в Эрмитаж - розовые Венеры Пуссена и Буше; впечатления от увиденного обнаженного тела реализуются в "эротических"   рисунках на стенах мужской  уборной, изящно именуемой здесь "клозетом" (слово явно не из школьного лексикона). Один из самых распространенных в живописи сюжетов - "Туалет Венеры". Соединение высокого и низкого (искусства) в неназваном слове "туалет", так странно изменившем в советском языке свое значение.


 
 


 
Картинка 2 из 2


Туалет Венеры. Художник школы Фонтенбло.

 
sart27: (Default)


Из книги "Блудный сын"

Лепетание бабьего радио в парке

в уцелевшей его сердцевине

ради Бога послушай:

Отец повторяется в сыне

только блудном

и там

на задах кочегарки

эта встреча –

на ящиках сидя

слыша ветхое радио скворчущее в глубине

о налогах о жертвах о всякой и всяческой сыти

 

косит мизерный дождик по всей ненасытной стране

и голодному слуху далекая музыка брезжит

1991

Помещать здесь репродукцию картины Рембранта было бы смешно и наивно, у каждого она в памяти, поэтому цитаты из нее и весь цветовой фон стихотворения прочитываются без труда. Так же очевидна и аллюзия к Пушкину (Парки бабье лепетанье - лепетание бабьего радио в парке; боковая ассоциация: бабье радио). Этот зрительный и словесный подмалевок дает нужное - библейское - двоесветие словам и образам: ветхий, жертва, налоги (= мытари, их собирающие). Может быть, даже кочегарка - не только как обычное место работы неофициальных ленинградских поэтов, но и "пещь огненная". А в особенности слову сыть, учитывающему всякие и всяческие смыслы - от прямого, заложенного в корне слова  значения "сытный", - вожделенная сытость в голодное время начала 90-х; фольклорного - "волчья сыть, травяной мешок", и словарного первого значения - трава сыть, действительно получившая название от того, что ее подмешивали в муку, когда в стране случался голод. (От себя добавлю, что сыть относится к ботаническому роду Cyperus, - циперус - т.е. папирус; сорняк сыть - это папирус, в изобилии произрастающий на русской почве).

 


sart27: (Default)
Кривулин всегда повторял, что настоящими учителями были для него друзья-художники, у них он брал больше, чем у поэтов. Не нашла сейчас на полках  каталога Владимира Стерлигова - ученика Филонова. , с которым он успел познакомиться и бывал в его мастерской. Поэтому  не сканирую картинки, а беру из сети, что есть.
О стерлиговцах и неофициальной ленинградской культуре 70-80-х говорил Тимур Новиков: "Все знали, конечно, что они занимаются чашекупольным пространством, но об их чаше-купольности, конечно же, передавали только шепотом, сами же они этим, как правило, занимались как некой алхимией, скрывая от непосвященных ...".  

Картинка 1 из 193

Картинка 2 из 193

Картинка 5 из 193

Картинка 23 из 193 


Ученик мастера

 

семижды десять лет – как бы ни здесь ни в чем –

вращаться в чашекупольных пространствах

шестиметровой комнатки с окном

на Троицкий собор охваченный огнем

(О, треугольное господство Красных

над Белыми!)

                       потом ученики

пронизанные клиньями заката

один из них партейный, из Чеки

ну да неважно – если дело свято

и он уверует и он поймет когда-то

что рукотворный мир – восстав из-под руки

вооруженный мелом и углем

преображается –

и те не виноваты

и эти все-таки не правы.

и все мы – тени слов

доносится псалом

Пятидесятый в День Господней Славы

и Троицкий собор охваченный огнем

вливается в мои глазницы

когда он явится

когда ему откроет

соседка и окажется что я

здесь не жил никогда


sart27: (Default)
Один из самых любимых художников Виктора. Один из ключевых  приемов его поэтики, вслед за Вермеером  - двоесветие.



Двоесветие

 

ловили ясными омытыми очами

все очевидное но свет не одинок

и два источника - полуденный, вначале

работы над портретом на восток

 

раскрытое окно, единственное, в зерни

он льется, вопрошает - а в ответ

любая вещь искрится... но вечерний

откуда взявшийся, откуда бьющий? – свет

 

их соприсутствие пересеченье схватка

вокруг лица (средневековый спор

о человеке, из миропорядка

исторгнутом, как золото из гор)

 

их, наконец, простое примиренье

на безымянном пальце у груди

в центральном камне светопостроенья

(кольцо-то бабушкино, старое поди)


У окна


она стоящая у столь высокого окна

что настоящее становится высоким
усталым колоколом словно бы со дна
гигантской котловины

                                         Глубина

звучания - но дребезжанье стекол

как некая поверхностная зыбь

прокатится. Ответит ей, стоящей

когда и где? - не спрашивай, рассыпь

на подоконнике осколки, светлым сором
усыпав календарь

                                    Какая россыпь дней
сошлась на точке света - чтобы в ней
построясь ярусами грянуло бы хором

само пространство, небо из камней
булыжный амфитеатр на котором

играют нескончаемый сюжет

высокий состоящий из повторов

на разные лады "о, да!" или "о, нет!"

тот самый год или тот самый город

в окне и в мокром снеге

                                              без очков

все расплывается и человек на крыше
сугробовидный, от невидимых толчков
пошатываясь падая повисши

над краем ойкумены и вися

вниз головою, ясно заглянул

в лицо зеркальное:

                                    она стояла, вся

как будто просветлевшая под гул

не утихающий после удара

1990

 


 

 

sart27: (Default)
Одилон Редон иллюстрировал и "Цветы зла", но имеются в виду эти натюрморты. В 1972  Арманд Хаммер в Москве и Ленинграде показал свою коллекцию, среди художников был и Редон. Это было событием - первая выставка из частных собраний США, устроенная в СССР. 
Может, у кого-то есть каталог, изданный тогда изд."Аврора", - какие именно картины Редона выставлялись? 


букеты одилон редона
под электронною охраной
распространяя запах пьяный
персидского одеколона
висят букеты и глазурья
фаянсовой правдоподобной вазы
я поражен я в оба глаза
гляжу как водка из стакана
из глубины своей зелёной
я вижу свет ненаселенный
пустующий обетованный

1972


Картинка 8 из 794 
 

много картинок... )
 

Profile

sart27: (Default)
sart27

July 2015

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
1920 2122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 28th, 2017 03:55 pm
Powered by Dreamwidth Studios