sart27: (Default)
 
Еще одна история, - в тот же бабушкин приезд. Read more... )
А Махно был ее первой любовью, романтическим героем, украинским Робин Гудом. Его она видела только однажды в детстве, и вот при каких обстоятельствах. То ли это были погромы в Харькове, то ли обычный разбой во время Гражданской войны, - в общем, было страшно. Врывались в дома, крушили все вокруг, грабили. И посреди этого кошмара появляется прекрасный всадник, останавливает мановением руки разбойников. И … дальше происходит чудо. Соседской девочке, ее подружке, из самой-самой бедной семьи, в подол все по очереди насыпают монеты. После чего сказочный принц гордо встряхивает гривой рыжеватых, черных с золотом волос, поправляет пенсне, вскакивает на коня – и растворяется в голубой дали.
Вот такая история. Галифе и пенсне я почему-то вскоре добровольно сменила на цивильную одежду.
Нет, все-таки потрясающе мне повезло с моими бабушками (о бабе Вале – в другой раз).
sart27: (Default)
   Случайно получился этот текст - из комментария в дружественном - разумеется женском - журнале. Посоветовали вынести в отдельный пост, что не без смущения делаю.


Уши мне прокалывала моя замечательная бабушка, по моей настойчивой просьбе, когда мне 
было 14. Бабушка с отцовской стороны, когда приехала к нам погостить. 
Она была замечательной взаправду, -  воевала на Дальнем Востоке, где у нее
 случилось прободение язвы. Сама  диагностировала. Оперировать некому:
 она одна врач в полевом госпитале. "Ну, фельдшер и медсестра  у меня были к этому времени такие
опытные, сами оперировать могли..."  Вообщем, убедила их делать операцию под
местным наркозом, наблюдая в зеркальце и руководя.  
А тут - уши проколоть.
Посадила меня перед зеркалом (зачем? до сих не понимаю). Проколола  мне сначала  одно ухо  очень толстой иголкой с хирургической ниткой, с вечера опущенной в флакончик со спиртом. Было совсем не больно - она знала точки, размассировала. Потом воткнула иголку в другое, - и тут я в  шутку заорала, когда посмотрела на себя в зеркало. Каменным тоном, хотя и несколько ехидно,  спросила: "Боишься? Ну, больше не буду. Ходи, как пират, с серьгой в одном ухе". И вынула иголку. Мне стало так стыдно, что  второе ухо пришлось проколоть самой. Совершенно бездарно, раза с третьего, не в той точке: больно было уже по-настоящему (терпела, помалкивала).
Никакой похвалы за это не дождалась. Только спустя неделю, когда можно было менять шелковые нитки на серьги, она вынула из своих ушей  золотые винтики с черными рубинами, тщательно протерла спиртом - "видишь, золото сильно почернело, так можно диагностировать болезнь печени". У нее уже был церроз.  Я поносила их всего несколько дней - успела похвастаться перед школьными подругами, все мне завидовали. Серьги были старинные, такие  же необычные и красивые, как их хозяйка. 
А потом провожала с родителями ее в аэропорту, - обняла - и вдруг невыносимая жалость охватила. Я же ее без серег не помнила, она их никогда не снимала, и потому была какая-то непривычная. Быстро вынула из ушей рубины, положила ей в кулак  и убежала, - плакать при ней было нельзя, никогда не разрешалось. Папа сказал, что бабушка обиделась, - "ну если не хочет ничего от меня на память..."
Больше я ее не видела. А неправильно проколотое ухо  с тех пор постоянно
 зарастает. Когда изредка надеваю серьги - приходится сережкой фактически прокалывать ухо  заново. Смеюсь сквозь слезы, но все равно надеваю серьги на "большие выходы".  На память о моей самаркандской бабушке, Рейзе Ароновне Бродской.

Profile

sart27: (Default)
sart27

July 2015

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
1920 2122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 28th, 2017 03:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios